Я тогда впервые увидела его жену. Меня как пригвоздило к креслу.

И тогда я поняла — любовника пора бросать …

И вот теперь совсем неформальность, а живые люди смотрели на меня с фотографий. И я почувствовала, что больше не хочу обманываться. Да, есть мужчины, которые разводятся, но мой любовник, похоже, удобно чувствовал себя в нашем бермудском треугольнике. Неслучайно же он всегда отказывался говорить о будущем.

Картинки пошли мелькать по второму кругу, а я почувствовала, как любимый превратился во врага, который врал и мне и ей. А такой он был мне не нужен: даже если ушел, даже если мы стали жить вместе, после этих снимков, я больше не могла ему доверять. Потому что он был таким убедительным, когда лгал мне. И так убедительно нежно смотрел на жену на фотографиях.

Глаза наполнились слезами.

– Ты что-то хотела? – Оторвавшись от бумаг, спросил любовник.

Я покачала головой и тихонько вышла из кабинета.

Я проплакала несколько дней подряд. То с подругой, то одна, навзрыд и тихонечко, сожалея и в бешенстве. Чтобы не сорваться, не позвонить ему, отдала телефон подруге. Я вся опухла от слез. На четвертый день поминок по любви наступило какое-то тупое онемение чувств. Слез не осталось, радости тоже, но я нашла внутри себя точку ноль.

Через неделю я на таком же нуле летела на выставку. Я ждала стыковочный рейс в аэропорте Парижа, а там всегда толпы людей. Я смотрела на сотни мужчин, которые спешили, пили кофе, строчили смс на ходу, болтали и молчали. И вдруг я подумала: «в мире миллиарды мужчин, среди них даже не сотни, а тысячи, с которыми я могу быть счастлива, так зачем я вцепилась в одного и не отпускаю? Почему упрямо верю, что именно он моя судьба? Что, вообще, такое судьба?».

2 013 просмотров