Подводные камни искренности в любовных отношениях

Поделиться →

Подводные камни искренности в любовных отношениях

В этой статье рассматривается одна из составляющих настоящей любви. Искренность, наряду с доверием, близостью, психологической защищённостью, открытостью, пониманием, уважением, сопереживанием и другими, являются атрибутами настоящей любви.

Из этой статьи вы не узнаете, нужно ли быть искренним или быть скрытным. Вы узнаете о преимуществах искренности и подводных камнях для искреннего человека. Потом уже вы сами решите: с кем, в каких ситуациях, при каких условиях и насколько вы будете искренни.

Каждый человек испытывает, хотя бы иногда, потребность быть до конца честным, поговорить обо всём, что накопилось в душе, быть по-настоящему самим собой, найти понимание у другого человека; потребность быть понятым в той части своей личности, которая чаще всего закрыта от окружающих. Человеку очень нужно достигать того момента, того состояния, когда удовлетворяется фундаментальная потребность личности в контакте с другой личностью. Не как с объектом отношений, не как с одной из социальных ролей, не как с одной из ролей, масок, фасадов. Нужно именно то необъяснимое чувство соприкосновения с живой личностью, глоток полной жизни. Такие минуты оставляют настолько яркое впечатление, как будто они сообщают человеку нечто очень важное о другом, о мире, о себе. И потом, из того полёта, из той глубины человеку по-другому видятся все его проблемы, появляются творческие силы двигаться дальше. Такие минуты нельзя создать специально, но увеличить вероятность и частоту таких минут в силах каждого из нас.

Не секрет, что под напором цивилизации человек все более теряет ту самую цельность души. Влияет это и на межличностное общение. Искренность и простота часто подменяются лицемерием. Бывает трудно понять, что же на самом деле творится в душе человека, каково его истинное мнение о явлении и собеседнике, где же человек настоящий, а где его маски, фасады, защитные механизмы. Искренность вне ролей и условностей.

Простое человеческое общение не зря называют роскошью: оно способно доставить удовольствие лишь тогда, когда мы достигли определённого уровня человечности, мы сами способны его координировать и дозировать.

Искренность и любовь
Возможна ли любовь без искренности? Влюблённость — да. Любовь — нет. Длительное и полное счастье в любви возможно лишь в прозрачной атмосфере совершенной искренности. Раньше достижения такой искренности любовь остаётся лишь испытанием. Живёшь в ожидании, и поцелуи и слова имеют лишь временный характер. Искренность возможна по мере углубления любви. Настоящая любовь, в отличие от влюблённости, не обессиливает. Она наоборот заряжает силой и энергией. Она даёт вам радость и ещё большую свободу. Она освобождает. Чем больше вы любите, тем вы чувствуете себя свободнее и возвышенней. «Спасибо за то, что ты есть». Просто, за то что ты есть. Это и есть причина любви, — существование того, кого вы любите. И благодарность ему за то, что он позволяет вам испытывать это чудесное переживание. Если любовь у вас сильная, если это нечто огромное внутри вас, то вы не ставите никаких условий. Если любовь слабая, если вы слабый человек, если ваша душа маленькая, то вы ставите колоссальное количество условий: надо быть таким, таким, таким и ещё таким. Печально, что жизнь большинства людей проходит без того, чтобы они встретили душу, с которою они могли бы быть искренними. Но невозможно быть искренним с другими, не научившись быть искренним с самим собою. И это уже полностью и целиком зависит от самого человека.

Речь не идёт о том, чтобы освободиться от страстей, пороков или недостатков; все это невозможно, пока человек живёт среди людей, ибо не правы те, кто называет страстью, пороком или недостатком то; что составляет основу человеческой природы. Человек до конца своих дней обречён видеть своё несовершенство. Если, конечно, не страдаешь манией величия. Человек, знающий себя, знает, какие мрачные уголки есть в городе его души. Что, впрочем, не мешает городу процветать, развиваться, творить прекрасное. Дело в том, чтобы узнать во всех подробностях и тайнах те страсти, которыми обладаешь, и в том, чтобы можно было видеть их с такой высоты, с которой можно было бы смотреть на них, не опасаясь, что они нас собьют с ног или ускользнут от нашего контроля во вред нам самим и окружающим нас.

Как только мы с этой высоты видим поведение наших инстинктов, хотя бы самых низменных и эгоистических, если только мы не сознательно злы, — а трудно быть злым, когда разум приобрёл ясность и силу, предполагаемые этой способности наблюдения, — как только мы так смотрим на них, они становятся безвредными, как дети, играющие под присмотром родителей. Можно на время терять их из виду, забыть, наблюдать за ними; они совершат лишь незначительные проступки, ибо обязанность исправить причинённое зло делает их, естественно, осторожными и вскоре отбивает у них охоту вредить. В этом состоянии мы и не подумаем утаить вульгарную или презренную заднюю мысль или некрасивое чувство. Они больше не в силах заставить нас покраснеть, потому что, сознавшись в них, мы их осуждаем, отделяем от себя, доказываем, что они больше нам не принадлежат, не участвуют больше в нашей жизни, не рождаются больше от деятельной, волевой и личной нашей силы, но что они принадлежат существу первобытному, бесформенному, порабощённому, представляющему для нас зрелище забавное, как все зрелища, в которых мы улавливаем игру инстинктивных сил природы. Движение ненависти, эгоизма, ничтожного тщеславия, зависти или бесчестности, рассматриваемое в свете совершенной искренности, является лишь любопытным редким цветком. Эта искренность, подобно огню, очищает все, чего коснётся. Она обезвреживает опасные бродильные начала и делает из худшей несправедливости предмет любопытства, безвредный, как смертельный яд за витриною музея. Очищающая сила признания зависит от качества души, которая его делает, и той, которая его принимает. При установленном равновесии все признания поднимают уровень счастья и любви.

Мы все желаем достигнуть такой счастливой искренности, но мы долго опасаемся, что те, кто нас любят, не станут больше любить нас, если мы откроем им то, в чём едва решаемся сознаться самим себе. Нам кажется, что известные признания навсегда изуродуют образ, который они себе создали по поводу нас. Если бы действительно они его исказили, то это лишь доказало бы, что мы не любимы на том плане, на котором сами любим. Если принявшее наше признание не может подняться до того, чтобы сильнее полюбить нас за это признание, то наша любовь, несомненно, основана на недоразумении. Не будем опасаться и того, что эта абсолютная искренность, эта прозрачная двойная жизнь двух любящих друг друга существ может уничтожить тот фон из тени и тайны, который находится на дне каждой долгой привязанности, или что она может осушить великое неведомое озеро, которое на вершине каждой любви питает желание познавать друг друга, — желание, которое само по себе не что иное, как наиболее страстное выражение желания сильнее любить друг друга. Бесконечная (поверьте, это так) тайна любви открывается нам лишь в минуту искренности, ибо правда двух существ несравненно более плодотворна, глубока и неисчерпаема, чем их внешние позы, умолчания и ложь. Наконец, не станем опасаться и того, что мы можем исчерпать нашу искренность, и не вообразим себе, что мы в состоянии дойти в ней до последних пределов. Даже когда мы хотим, чтобы она была абсолютной, и считаем её такой, она на самом деле остаётся лишь относительной, ибо она может обнаружиться лишь в пределах нашего сознания, а эти пределы меняют ежедневно своё место.

Царство искренности начинается лишь там, когда приспособление больше не нужно. Тогда мы входим в привилегированную область доверия и любви.

Некоторые подводные камни
Когда мы уже достигли достаточной искренности по отношению к самим себе, ещё не следует, что мы должны ею делиться с первым встречным. Человек самый искренний вправе скрывать от других людей большую часть своих мыслей и ощущений. Если вы не уверены в том, что сказанная вами правда будет понята, то молчите. Отразившись в других людях, эта правда покажется совсем не тем, чем она была в вас, и, приняв в их глазах вид лжи, она причинит им такое же зло, как настоящая ложь. Что бы ни говорили абсолютные моралисты, когда находишься среди людей различного с вами сознания, всякая правда для того, чтобы произвести впечатление правды, нуждается в умелом приспособлении.

И ещё есть один интересный момент. Например: я кого-то люблю. И я ведь хочу, чтоб меня тоже любили. Я хочу, чтобы мои проявления любви нравились тому, кого я люблю. И я начинаю каждый свой шаг, который видит тот, кого я люблю, оценивать, анализировать, в том смысле, понравится ли он этому человеку, надо ли мне так делать, а может быть, мне, наоборот, не надо так делать. И я начинаю вводить в своё поведение какие-то искусственные элементы для того, чтобы угодить этому человеку. Себя трудно переделать, легче репрезентировать себя в нужном свете. Человек начинает лгать. Тот, кто любит. Тем самым он лишается всякой естественности. Так вот, когда вы сравниваете каждый свой жест, каждый свой поступок с тем, чтобы оценить его, — понравится он вашему возлюбленному или нет, вы сажаете себя в тюрьму. Мало того, вы сажаете в тюрьму и себя, и его, лишая свободы и себя и его. Царство искренности начинается лишь там, когда это приспособление больше не нужно. Тогда мы входим в привилегированную область доверия и любви. Когда понимаешь не умом, а сердцем, что каждый человек имеет право быть таким, как он есть, что в его мысли и в сердце, равно как и в его теле, нет ни одной части, которой следовало бы стыдиться. Тогда мы узнаем с облегчением, которое испытывает обвиняемый, признанный невиновным, что те части, которые мы считали необходимым скрывать, есть как раз наиболее глубокие источники нашей жизненной силы. В присутствии близкого человека мы больше не одиноки среди тайн нашего сознания. Второй аспект искренности, — это её разрушение. Есть некоторые наиболее часто встречающиеся причины потери искренних доверительных отношений.

Что нельзя делать, если хочешь поддерживать искренние и открытые отношения:
— ни в коем случае нельзя оскорблять близкого и доверившегося человека, ведь оскорбления свидетельствуют об отсутствии уважения, а без уважения ни любовь, ни нежность долго не продержатся. К тому же, оскорбление не так легко «вытравить» из души — в трудные минуты оно может «всплыть» в памяти и повлиять на поступки и через неделю, и через месяцы. Тут стоит напомнить, что оскорбления и нецензурные выражения — это не совсем одно и то же. В некоторых семьях могут встречаться в обиходе самые нецензурные выражения, отнюдь не означающие, что супруги, использующие их, оскорбляют друг друга. В других же семьях супруги могут легко оскорбить друг друга приличными словами или нейтральными выражениями, сказанными в оскорбительном тоне: с издёвкой, с жёсткостью в голосе или с обвинительными интонациями.

— достаточно несколько раз проявить нежелание уделить время на нужный разговор, подтрунить в общем разговоре над какими-то заветными мыслями своей половины, высказанными в минуты близости или обсудить с посторонними людьми очень личные вопросы, чтобы вторая половина «замкнулась», потеряла доверие и больше никогда бы не раскрывала душу. Ещё хуже, когда кто-либо, не сдержавшись во время ссоры, швырнёт в лицо своего партнёра слова или мысли, высказанные в момент душевного откровения. Этим он нанесёт очень горькую и непростительную обиду. К примеру, если супруга рассказала в интимной обстановке о каких-то своих сексуальных фантазиях, во время ссоры нетактичный муж может обозвать её извращенкой.

— не нужно думать, что в хорошей семье все абсолютно открыты друг с другом. Весьма сомнительно, что подобная откровенность — залог счастья в семье. Хотя бы потому, что все по-разному проявляют эту самую открытость. У кого-то душа нараспашку, а кому-то даже с самым близким человеком трудно быть предельно откровенным. К тому же близкий человек — это не чердак, на который можно сваливать все подряд в надежде, потом разобраться, что нужно, а что нет. Поэтому, прежде чем делиться с ним каждым движением вашей такой чувствительной души, задумайтесь: действительно ли это такая важная для вас информация.

— не думайте, что вы абсолютно правы. Те, кто придерживаются истины, и те, кто выступают против неё, считают, что они придерживаются Истины. Но те, кто придерживаются истины, допускают, что они могут ошибаться, и спокойно относятся к человеку, имеющему другое мнение. Те же, кто выступает против Истины, ни на секунду не сомневаются в своей правоте, и ненавидят всех тех, кто придерживается другого мнения. Если вы думаете, что вы — истина в последней инстанции, то вы уже приехали. Истина — это конечный пункт. Вам некуда и незачем развиваться. Вы — единственный совершенный человек в нашем несовершенном мире. Если вы и правда так думаете, звоните психиатру. Вам и компанию соответствующую подберут. В одной палате с Наполеоном, Эйнштейном и астронавтом с альфа-центавры. А обычным людям следует оставлять вопросы, жить с ними, не спеша давать неправильные ответы, не принимая навязываемые культурой, социумом или группой готовые ответы. И опираться в жизни на честность с самим собой. Ведь если полная искренность с другими — это палка о двух концах, то полная честность с самим собой — безусловное благо. Замечено, что чем более человек понимает свою глубину, нашёл самого себя, тем легче ему понять, ценить и поддерживать глубину другого. И тем легче ему строить отношения взаимопонимания с другими, тем более ровно и плодотворно такие отношения развиваются.

Крепость, прочность семьи можно определить по царящей в доме атмосфере. Атмосфера спокойствия, взаимного уважения, любви и единства цели — индикатор прочности семьи. Создание такой атмосферы — дело не одного года, но начинать строить такие отношения нужно с самого начала. И далее атмосферу взаимопонимания, доверия и любви необходимо постоянно питать теплом своей души, любовью, взаимовыручкой и компромиссами.

Стыдливость, как одна из составных частей общественной морали, необходима для жизни в обществе. Без неё, как и без других норм морали, поведение одних может доставить неудобство другим. Поэтому стыдливость прививается в детстве вместе с другими нормами, регулирующими взаимоотношения в обществе, и прививается в виде конкретных стереотипов поведения. Но у стыдливости двойной стандарт проявляется в большей мере, чем у других норм, то есть: для общества — одни нормы поведения, для семьи — другие. Это продиктовано тем, что хотя у каждого общества или круга людей свои моральные нормы, в большинстве случаев они не подходят для внутрисемейных отношений, а тем более — для взаимоотношений самых близких друг другу людей — супругов. И поэтому, внутрисемейные нормы необходимо создавать самим супругам, иначе, если нормы, к примеру, стыдливости, привычные для поведения в обществе, будут перенесены на супружеские взаимоотношения, они станут причиной дисгармонии и неудачного брака. Стеснительность, стыдливость и брезгливость, может, сами по себе и не так опасны для взаимоотношений супругов, но дело в том, что они приводят к недоговорённости и замкнутости, которые, в свою очередь, становятся причиной подозрительности и отчуждения. К тому же, без откровенных разговоров, особенно в интимных вопросах, сблизиться вообще невозможно. А уделом не сблизившихся супругов, как известно, становятся ревность, отчуждение и измены.

Заключение
Получается, что быть искренним, — часто болезненное дело. Невозможно открывать себя любому человеку. Но пока нет того самого близкого друга, придётся рисковать. Иначе есть вероятность полностью потерять нить своей души, запутаться в вопросе о том, кто же есть я настоящий, кто же я на самом деле. И самое естественное, если брачный партнёр является одновременно и самым близким другом, с которым можно быть самим собой. Без такой атмосферы человеку у себя дома не будет отдыха, ему негде будет раскрепоститься, эмоционально разрядиться и почувствовать удовлетворённость жизнью, разве что — в питейных заведениях. А без разрядки и чувства спокойствия и защищённости трудно жить, ведь «на людях» человеку приходится постоянно сдерживать себя, дабы не нарушить множество общественных норм поведения. К тому же, на человека постоянно действуют уличный шум и суета, нежелательные встречи, профессиональные проблемы и многое другое, чем так «богата» современная цивилизация. Дом же должен дать человеку возможность расслабиться, «снять маску» и быть самим собой.

В своей душе мы хотим иметь место, защищённое от вторжения других с их желанием получше нас узнать, расследовать про нас всё. Одним из самых болезненных состояний может состояние психологической обнажённости. Но, одновременно с этим каждый из нас нуждается в подлинной человеческой близости, так необходимой для полноты человеческой жизни. Мы нуждаемся, чтобы был хотя бы один человек, которому можно было абсолютно всё доверять, кто знал бы нас хорошо. Так что, приходится идти на риск. Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Сколько общения нужно каждому из нас, подскажет наш организм. А на любые колебания этой «шкалы общения» он ответит нервным расстройством и стрессом. О чём говорить? О том, что больше всего интересует и волнует.

Comments

comments