Открывается новый этап конфронтации и войн в Европе, связанный с перестановкой структуры могущества, зарождением колониальной системы.

Поделиться →

Открывается новый этап конфронтации и войн в Европе, связанный с перестановкой структуры могущества, зарождением колониальной системы.

Расширяются масштабы противоборства, и впервые европейцы вступают в сражения друг с другом далеко за пределами Европы, даже на других континентах. Завоевания в заморских краях дали европейской буржуазии не только несметное количество золота, используемого для укрепления классовых позиций и усиления эксплуатации. Погоня за богатствами, мечта о льющихся из-за морей сокровищах толкали к все более беспощадным войнам. Появляются новые их виды — войны торговые, экономические, колониальные.

В центре международной политики оказываются складывающиеся абсолютные монархии. Их взаимная борьба заполняет политическую картину Европы двух с лишним столетий.   Каждое   усиление   феодального   государства в связи с его централизацией сопровождалось, прежде всего, ростом, военной активности. Она возрастала, опираясь на более широкую и богатую хозяйственную основу. Флорентийский ‘банкирский дом Медичи, по словам современников, вел «финансовую. Дипломатию, которая делала затишье и бурю, мир и войну». Теперь войны ведутся не столько между князьями, хотя и они не стоят в стороне, сколько между монархиями. Масштабы противоречий, конфликтов и войн растут.

Вот динамика изменений тогдашних европейских «центров силы». Сначала могущественнейшим государством Европы становится Испания. Карл V Габсбург, верный союзник Рима, властвует над Западной Европой от Португалии и Южной Италии до Нидерландов и восточных границ Германской империи. Он непрерывно воюет и завоевывает. Под его скипетром — только что захваченные колонии в Америке. В его владениях никогда не заходит солнце. Он пользуется неограниченной поддержкой папского престола. «Король получил от неба право принимать решения, не обращаясь ни к чьему совету,. кроме своего разумения. Его каприз — закон»,— пишет придворный историк. Католические священники говорят насчет «обязанности всех людей по отношению к двум величествам — божескому и королевскому».

Король безгрешен. «Да здравствует король и — смерть дурным министрам»,— провозглашается во времена провалов, поражений и бедствий. Складывающиеся абсолютные монархии порождают идеи европейской и всемирной гегемонии. Карл V стремится к созданию «всемирной христианской империи». Он ведет борьбу со всеми врагами католицизма — с германскими князьями, с гугенотами, с голландцами, с восстаниями испанских городов, с грандами, выступающими против абсолютизма, и с Англией.

Повсюду льется кровь.

Неописуемые бедствия народных масс вызывают острую классовую борьбу, восстания, которые подавляются методами жесточайшего террора под прикрытием защиты «религиозной чистоты». Идет праздник сожжения еретиков в Вальядолиде. Осужденный, проходя мимо ложи короля, вопит: «Зачем отправляете меня на костер?» Король отвечает: «Если бы мой собственный сын оказался бы таким нечестивцем, как ты, я первый принес бы дров на его костер». Инквизиция свирепствует по всей стране. «Я предпочитаю царствовать в пустыне, чем в стране, населенной еретиками»,— говорит Филипп II, преемник Карла V.

Война, как бездонная пропасть, поглощает запасы испанской казны. Корона вечно в долгах.

Огромны расходы на содержание двора — он поглощает десятую часть национального дохода. Восемьдесят лет кровавой войны с восставшими против испанского ига Нидерландами вконец изнуряют и разоряют страну. Но в то же время много лет подряд строится фантастически богатый мрачный дворец Эскуриал. Чтобы сокрушить Англию, возвышающуюся соперницу на морях, Филипп П. путем крайнего напряжения всех сил собирает невиданно могущественный флот. Но в июле 1558 г. «непобедимая армада» после двухнедельного сражения с английским флотом гибнет в бурных волнах Атлантики — сотни военных судов с двумя тысячами пушок и почти всем тридцатитысячным экипажем. От этого страшного удара «всемирная империя», ослабляемая изнутри беспрестанной и острейшей — классовой борьбой, оправиться не смогла.