Новые приживалки

Забавно, но на новом историческом витке приживалки вернулись. Они снова здесь. Снова шуршат по паркету богатых домов.

Помните, у Тургенева-Достоевского были такие безликие героини. Они всегда суетились около богатой хозяйки. Льстили, сдували пылинки, развлекали как могли. Приживалки. Они были, были в русской действительности, были кем-то вроде живой мебели. Барыня могла разгневаться, даже треснуть кого-то из них по башке. Барин мог пнуть сапогом. Но они не обижались. Мебель не обижается. Они были ничтожества, они жили в богатом доме и боялись лишь одного: чтоб не прогнали совсем.

1

Забавно, но на новом историческом витке приживалки вернулись. Они снова здесь. Снова шуршат по паркету богатых домов.

Впервые я столкнулся с удивительным явлением лет 12 назад, когда делал интервью с одним известным банкиром, у него дома. Он тогда был молод, лет 37 всего. Рядом с ним суетилась тетенька, за пятьдесят. Нет, это точно была не любовница: банкир любит только юных ядреных девчат, что всем известно. Тетенька была кем-то вроде личной помощницы. Она кружилась вокруг, поправляла банкиру то галстук, то воротничок и бормотала: «Ой, ну как хорош, ну просто красавец, загляденье!» Банкир самодовольно улыбался.

В какой-то момент банкиру что-то срочно понадобилось, пустяк, вроде стаканчика виски. Он сделал небрежный жест, тетенька принесла. Но это оказался не тот виски, что хотел банкир. Он рассердился, не сильно, а так, слегка – но в глазах тетки я прочитал дикий ужас. Будто перед нею разверзлась геенна и спасения нет. Она почти бегом ломанулась за новым стаканчиком, причитая: «Да, я мигом, я мигом!»

136 просмотров