Любовь между братом и сестрой.

Поделиться →

Любовь между братом и сестрой.

Что делать? Я влюбилась в брата. Полюбила брата. Я живу в России. Он – в Белоруссии. Я уверена, что он – лучше всех. Я уверена в своих чувствах. Он…. Мой…. Брат… Родной брат! Он повстречал девушку и уехал жить к ней.

Хочу быть его девушкой, а не сестрой. У меня это чувство давно расцвело на сердце. Наверное, я так думаю, в лет пятнадцать или шестнадцать. Он старше меня на лет шесть. Но важно другое.

Любовь между братом и сестрой. Все это чувство я храню только в себе, никому не говорю о нем. Да! О том, что я полюбила братишку, известно только мне. Подругам или еще кому-то мне стыдно рассказывать обо всем об этом. Когда вспоминаю, что это считается грехом, тяжелее становится в миллионы раз.

Но что мне делать с этими «миллионами», если чувство – самое настоящее?! Наверняка, брат заметил что-то, поэтому и переехал отсюда. Ну, не верю я, что он здесь не мог девушку найти! Мы переписываемся, часто, в Интернете. Он выглядит очень счастливым. Притворяется на фотографии?

На это не похоже. Девушка его – умница: не отдаст никому брата, видно сразу. В фотошопе, как последняя дура, сижу и вырезаю, ее, из всех фотографий. А их – более тысячи. При чем – разных. Витя всегда разнообразие любил. Мне нравились фотки, но не она на них. Была бы на ее месте – стала бы счастливее, чем кто-либо другой. Но я – на своем месте, и знаю свое место. Красивая брюнетка, высокая, приятная, но – несчастная.

Не родись красивой…. Но никто не заказывает, заранее, какой ей или ему нужно рождаться. Сижу, со своей красотой, многим нужная. И что? Мне-то, кроме Вити, не нужен вообще никто. Друзья – парни – это пожалуйста. Сколько угодно. А вот полюбить кого-то – ни за что. Это – не «пунктик». Просто, например, я придерживаюсь такого мнения, что любовь – одна. Другой – нет. Все остальное, что чувствуется к мужчинам, что угодно: страсть, привычка, понимание, симпатия….

Видите, сколько «копий» чувств? Настоящее – одно. Оно, в данный момент, живет во мне. Такое огромное, такое ему не нужное чувство…. Как его переделать в нужное – нет понятия. Его большое сердце, которое просыпается с другой женщиной, мне никогда принадлежать не будет. Я не отвоюю, его, у блондинки с синими глазами. Я перекрашивалась в блондинку, звонила ему по скайпу, думала, может, зацеплю.

А он сказал, что мне не идет «блондинчатость». Его словак меня просто убили. Я мечтала, что он другое скажет. После его «правды», я перекрасилась в жгучую брюнетку, не боясь, что, из-за реакции, с волосами может произойти страшное. Я удалила его из всех чатов и программ, давая себе слово, что больше не буду ни общаться, ни вспоминать такого, как он. Прошло дня четыре. Витя объявился сам, понимая, что обиделась я.

Он вызвал меня на серьезный разговор. Говорила с ним холодно и жестко. Он прощения просил. Долго разговор длился. В ходе такого разговора, я решила, что скажу ему правду всю, как только подходящую возможность словлю.
Такая возможность появилась очень скоро. На мое двадцатилетие. Пришли гости. Приехал и Витя. Я напилась, как идиотка, позвала его в свою комнату, и все подробно рассказала. А гости (в том числе и его Виктория) так были заняты празднованием моего маленького юбилея, что и не заметили «исчезновение» Вити. Витя, конечно, очень удивился.

Но удивление его, в основном, было посвящено не моей «разгаданной» любви, а тому, что я рассказала ему о ней. Сама удивилась. Не каждая девушка, в таких чувствах, способна признаться своему парню. Ну, а брату – тем более. Это – алкоголь в крови моей. Будучи, как стеклышко, вряд ли что-то я бы рассказала. Но, судя по количеству выпитого мною вина, до стеклышка мне было очень далеко.

«Поздно пить боржоми»…. Когда, Витек, все узнал – он долго сидел, молчал, курил, и смотрел в потолок. В любой другой ситуации, курить в комнате, ему, я бы не разрешила. А в этой – пусть курит. Он курил, без перерыва, одну сигарету за другой. Потом, спустя сигарет восемь, сказал: «Такая любовь – неправильная любовь». И ушел, посмотрев, в мои глаза, очень печальным взглядом. Его взгляд можно было понять двояко. С одной стороны – страх того, что это взаимность.

С другой – грех. И даже ненависть ко мне читалась. После разговора такого, буквально на следующий день, он уехал. Хоть и собирался остаться на недельку. У него ж – отпуск! Значит, я испортила и его отдых, и расстроила его планы. Я бы, рано или поздно, не выдержала, и сказала. Мама моя думала, что мы поссорились. Пусть лучше думает именно так.

Надеюсь, что, братик, ей ничего не расскажет. Потому что, его тетя, в лице моей мамы, будет, мягко сказать, не в восторге. Лучше бы мы поссорились, чтобы потом помириться! Он уехал, и мы не общаемся больше. Не общаемся вообще. Уже не первый год. У него, через три недели, свадьба. Меня он не пригласил, что не вызвало у меня абсолютного удивления. Наверное, я так бы тоже поступила, если бы оказалась на его месте.

Родители были поражены его таким поступком, так как знали, на сколько мы были дружны с Витьком. Меня разрывало на части от желания все мамке рассказать. Но не давало что-то. Надо бы и мне собраться замуж, чтобы не сойти, окончательно, с ума. Но я и так собираюсь. Может, и выйду.

Произойдет, правда, это нескоро. Хоть, Витя, и с другой, хоть я знаю, что мы родственники, но какая-то совсем малюсенькая надежда есть, что мы будем вместе. Вот так вот «вырисовывается» сумасшествие по любимому. Брожу одна, вечерами, по его любимым местам, вспоминаю наше детство. Мы никогда не дрались, ничего не жалели друг другу. Еще тогда я к нему тянулась. Но не так, как сейчас.

Песня вспоминается: «мой старший брат сегодня женится, вся наша жизнь теперь изменится». Если перефразирую это все – будет все так, как у меня в жизни. Я включала эту песню уже тысячи раз. Но она никак меня не спасала. В голове – хаос. В сердце – пожары. На душе – раны. Где, в моей жизни, хоть что-то хорошее? Срочно стоит его найти. Я имею в виду что-нибудь хорошее и положительное…. Или…. Кого-нибудь.

Хочу сделать хоть что-то, чтобы мне не так было больно жить. От боли жизни, если откровенно, я не нахожу себе места. Нужно меняться, чтобы жизнь стала лучше. Не смогу я продолжать жить так, как живу сейчас.

Comments

comments